«Чужие деньги»

Эта компания умирает. Я не убивал её. Не вините меня. Она была мертва, когда я приехал сюда. Слишком поздно для молитвы. Даже если молитвы будут услышаны, и произойдет чудо: и цена опустится, и доллар поднимется, и инфраструктура стабилизируется, — компания все равно будет мертва. Вы знаете почему? Волоконная оптика. Новые технологии. Моральный износ. Мы мертвы. И это нормально. Мы просто пока еще не сломаны.
Гарфилд Лоуренс – «Other people’s money», 1991.

Продолжая серию обзоров произведений, каким-то образом связанных с трейдингом, рассмотрим то, которое снова вернет нас в 80-е годы, в мир эпохи насильственных поглощений. После проблем, описанных в предыдущих лентах и связанных с миром биржевой деятельности, эта картина может показаться легкомысленной. Однако не стоит сильно расслабляться, так как практическая и художественная ценность ставят кинопьесу в один ряд с произведениями Скорсезе или Стоуна.

Речь пойдет о произведении режиссера Нормана Джуисона – «Чужие деньги». Кинолента достаточно серьезна по своему наполнению, однако привлечение такого актера, как Денни де Вито, а также сценаристов комедий превратило сюжет пьесы Джерри Штейнера в фарс. Казалось бы, такой ход должен был привлечь к фильму широкую аудиторию. Но это не сработало, отвернув от ленты как поклонников творчества де Вито, так и людей, рассматривающих произведение, связанное с трейдингом, в качестве практического пособия к действиям.

И все же, несмотря на не совсем удачную режиссуру и адаптацию сценария, фильм стоит посмотреть из-за обилия тонкостей, не всегда понятных современному трейдеру.

Ну что же? Пора в путь.

Предпосылки к созданию.

Режиссер Норман Джуисон — автор нашумевшего произведения «Иисус Христос — суперзвезда» — решается на весьма рискованный шаг. Он предпринимает попытку снять фильм на модную в то время биржевую тематику. Обратившись к знакомому сценаристу Элвину Сердженту, Джуисон попросил переделать известную театральную постановку Джерри Стернера «Деньги других людей», в основе которой лежала история Милкена — одного из крупнейших рейдеров 80-х.

Подробнее об истории взлета и падения Милкена можно прочитать в статье «Уолл-стрит».

В угоду зрелищности обыденная история про борьбу США с поглощением была переделана в легкий семейный спектакль о внутренней борьбе личности. Спектакль отличался крайне необычным сюжетом. Это была одна из первых развлекательных постановок про биржевой мир, которая заканчивается «bad end’ом».

Видя успех спектакля Стернера, Джуисон решает выкупить права на экранизацию, после чего обращается в компанию «Warner Brothers», чтобы получить финансирование для реализации идеи. В процессе подготовки к съемкам фильмом заинтересовались различные актеры, в том числе и Денни де Вито, который хотел избавиться от амплуа комика. В дальнейшем для того, чтобы повысить успех картины, режиссер попросил переписать сценарий с учетом введения де Вито.

Чужие деньги

Опыт режиссера, серьезное финансирование, привлечение актеров первой величины, — все это способствовало ошеломительному финансовому успеху. Последний факт является немаловажным при оценке фильма, ведь картина создавалась на закате «биржевого кинобума». Но фильм не достиг тех высот, на которые рассчитывал Джуисон. Причиной этому стало большое расхождение между сценарием киноленты и изначальной постановкой. В угоду зрителю режиссер оборвал многие сюжетные линии, сократив количество действующих персонажей всего до трех актеров. Также в процессе экранизации постановки было утеряно большое количество важных с точки зрения трейдера нюансов.

Как и прочие фильмы из представленных в блоге, «Чужие деньги» обладает своей изюминкой, из-за которой он и вошел в список произведений, анализируемых в рамках данного сайта.

Сюжет.

Я люблю деньги. Я люблю деньги больше, чем то, что можно купить. Есть только одна вещь, которую я люблю больше, чем деньги. Вы знаете, что это такое? Чужие деньги.
Гарфилд Лоуренс – «Other people’s money», 1991.

Первая сцена переносит зрителя на территорию огромной квартиры в самом центре Нью-Йорка. Именно в этой квартире уже достаточно долгое время проживает «гроза» всего финансового сектора – Лоуренс Гарфилд. Жизнь Гарфилда идет «по накатанной колее», и для него поглощение небольших корпораций уже давно утратило всю прелесть. Каждое утро Лоуренс просыпается и тянется к суперсовременному компьютеру, который, связываясь со спутником, предоставляет бизнесмену данные о состоянии всех биржевых котировок в реальном времени, включая графики и индексы. Далее Гарфилд едет в свой офис, где десятки юристов наперебой сообщают ему о возможных махинациях, которые помогут приобрести еще одну компанию, а значит, — заработать больше денег. Деньги – единственное, что поддерживает деловую хватку Гарфилда, не давая уйти на покой.

Чужие деньги

Год за годом жизнь Гарфилда идет своим чередом до тех пор, пока одним прекрасным утром он не замечает на экране монитора неизвестную компанию, акции которой начали внезапно расти. Этой компанией стало предприятие «Проволока и кабель». По неизвестным причинам компания, которая уже почти век занимается производством проволоки и кабеля, возрастает в цене на несколько десятков процентов. Для Гарфилда, который наживается на растущих компаниях, это сигнал. Компанию нужно поглотить, развить и продать. В своем кабинете он собирает ораву юристов и просит их «накопать что-нибудь» на «Проволоку и кабель». Однако спустя несколько дней к нему приходят нерадостные вести. У компании нет ничего, за что мог бы зацепиться предприимчивый поглотитель. Тогда Лоуренс решается самостоятельно посетить офис «Проволоки и кабеля» для того, чтобы понять причину внезапного успеха предприятия.

Впрочем, Гарфилд полностью разочарован увиденным. Компания, акции которой внезапно возросли, просто поддалась стихийному тренду, на фоне которого на какое-то время нарастила обороты и тем самым повысила свою стоимость. На самом деле «Проволока и кабель» — это мануфактория, которая работает с самого начала двадцатого века. Все оборудование морально устарело за несколько десятилетий. А среди рабочих находятся лишь те, кто занимается этим уже многие-многие годы. Здания фабрики давно нуждаются в ремонте, а держатели акций — это люди, проживающие в том же городке.

Смотрите: «В погоне за счастьем» — The Pursuit of Happyness, 2006

При всем этом, несмотря на разочарование, Гарфилд понимает, что рыночная стоимость компании гораздо выше выставленной. Он приходит к директору и предлагает «одним махом» выкупить компанию по цене 11 долларов за акцию. Однако владелец компании Эндрю Йоргенсон отказывается от продажи компании. Он видит в ней семейное дело, которое приносит небольшой, но стабильный доход и обеспечивает работой весь городок. Тем не менее Лоуренс Гарфилд решительно намерен поглотить компанию и продать её по кусочкам.

Чужие деньги

Уехав с завода, он начинает массово скупать все имеющиеся в свободной продаже акции «Проволоки и кабеля». Подобная скупка позволяет несколько увеличить цену акций с 11 долларов до 13. Но к этому моменту Гарфилд является владельцем более 10% акций, что чуть меньше чем вдвое контрольного пакета. Эндрю Йоргенсон, видя, к чему ведет рынок, был вынужден начать защитные действия. Для того чтобы избежать насильного поглощения, он нанимает адвоката – свою дочь. Она специализируется на юридической борьбе с поглощениями и охотно берется за дело. В первую очередь она прибывает в офис Гарфилда и предлагает ему временное перемирие. Гарфилд условно соглашается, однако сразу после ухода Кейт Салливан начинает скупать акции с удвоенным рвением, пользуясь услугами подставных счетов. Увидев, что скупка акций продолжилась, адвокат решается на более смелый шаг. Она требует у отца взять кредит и начать выкупать акции компании у всех акционеров, чтобы «взвинтить» цену. Количества финансов не хватает для подобной операции, и Кейт отваживается на еще более опасный шаг. Пользуясь своими навыками в области юриспруденции, она запрещает Гарфилду приобретать акции «Проволоки и кабеля» на месяц.

Но, несмотря на все действия, герои понимают, что поглощение компании Гарфилдом – это лишь вопрос времени. Единственное, что они могут сделать, это созвать всех акционеров, чтобы они не продавали акции вне зависимости от предложенной суммы. За время всех операций акции «Проволоки и кабеля» под воздействием двух скупщиков достигли отметки в 18 долларов, что всего на 7 долларов ниже реальной стоимости компании.

Ввиду предательства одного из крупнейших акционеров к Гарфилду приходит еще почти 8% акций компании, что позволяет ему выступить с речью наравне с Йоргенсоном.

Чужие деньги

На внеплановом собрании акционеров оба предпринимателя произносят страстные речи. Йоргенсон бьет на общечеловеческие эмоции, а также на наличие рабочих мест и то, что производство работает уже почти век. Его речь встречена бурными овациями, и акционеры твердо намереваются не допустить продажи компании с надеждой на её дальнейший рост и процветание.

Гарфилд, освистанный горожанами, начал свою речь весьма необычно. Основным его доводом стал реальный факт – умирающее производство, которое требует модернизации. Гарфилд говорил, что продлевать «адовы муки» компании не стоит. В случае упрямства компания рано или поздно обанкротится, а в случае содействия каждый из владельцев акций сможет получить свои деньги уже сегодня. Харизма Гарфилда в сочетании с неопровержимыми фактами позволила перетянуть акционеров на свою сторону.

Впоследствии Гарфилд выкупает большую часть компании за 12 долларов. Однако впервые за долгие годы его предпринимательской деятельности поглощение не приносит никакого удовлетворения. Ведь крупный биржевик уже успел влюбиться в Кейт Салливан, а поглощение компании её отца рассорило их окончательно.

Все же спустя несколько месяцев Кейт позвонила Лоуренсу, чтобы сообщить ему о том, что рабочие готовы выкупить большую часть акций, принадлежащих Гарфилду, по тридцать долларов за акцию. Все это стало возможно благодаря контракту с крупнейшим азиатским производителем, которому понадобилась «Проволока и кабель».
Гарфилд соглашается продать акции и назначает Кейт свидание…

Анализ произведения. Приёмы Гарфилда.

Ну, может быть, это правда, но мы знаем, что в один прекрасный день эта отрасль станет впереди всех. Однажды, когда иена ослабнет, а доллар вырастет, или когда мы, наконец, приступим к восстановлению наших дорог, мостов, инфраструктуры нашей страны, спрос будет стремительно расти. И когда эти вещи произойдут, мы все еще будем здесь. И мы будем сильнее всех конкурентов из-за нашего испытания, сильнее, потому что мы выжили. И цена наших акций сделает его предложение ничтожным в сравнении с тем, что мы сможем получить
Йоргенсон Эндрю – Other people’s money – 1991.

Чужие деньги

Несмотря на то, что фильм урезан по сравнению с пьесой, он обладает большим количеством практической информации.

В первую очередь стоит отметить, что здесь показаны различные подходы к захвату компаний (рейдерству): не только классические захваты при помощи инсайда, но и более грубые методы, которые, впрочем, являются эффективными.

Во-вторых, события киноленты происходят задолго до пришествия Милкена и его «мусорных облигаций».

Но рассмотрим по порядку.

Лоуренс Гарфилд — достаточно известная личность, частично списанная с Милкена, а частично с персонажа книги Дж. Лондона «Время не ждет» Элама Харниша. От первой из представленных личностей Гарфилд унаследовал характер, а также верткость при выборе методов поглощения. От второго — целеустремленность и талант, который привел его на вершину успеха.

Методы Гарфилда изрядно отличаются от ранее рассмотренных методов поглощения компаний. Безусловно, принцип един: покупка контрольного пакета акций, после чего — принятие решения о роспуске компании и продаже её по частям другим предприятиям.

В большинстве случаев подобная продажа грозит предприятию ликвидацией, так как каждый из потенциальных инвесторов интересуется не компанией целиком, а отдельными её частями: сначала продается оборудование, позже – земля и рабочая сила. В сумме обычно такая продажа позволяет заработать до 25% чистого дохода.

Что же касается самих методов, то первое, чем занимается Гарфилд при попытке поглотить компанию, – это сбор информации. Здесь не идет речь об инсайдерской информации или о движении цен на интересующие Гарфилда акции. Ему это неинтересно, плюс ко всему — подобный подход незаконен и способен ликвидировать все потуги предпринимателя, если подноготная его действий вскроется.

Чужие деньги

Гарфилд поднимает всю доступную информацию, которую может получить практически каждый интересующийся человек. Сюда входит и проверка на экологическую чистоту предприятия, а также на чистоту налогов. В случае нахождения какой-либо проблемы (сбрасывающиеся в реку отходы, невыплаты пенсий и отсутствие страхования, работающие нелегалы) Гарфилд немедленно начинал судовую тяжбу. В ходе подобных судебных заседаний акционеры сразу теряли интерес к искомому предприятию, начиная массово распродавать акции, дабы не лишиться всего, если очередная проверка закроет производство. Такое резкое падение стоимости акций позволяет крупному рейдеру мгновенно поглотить интересующую его компанию за гроши. Впоследствии, когда судебная тяжба заканчивается (обычно истец отзывает свой иск), цены на акции производителя снова взлетают, что позволяет Гарфилду продавать их и получать прибыль.

В случае, если у интересующей компании нет изъянов, рейдер проводит анализ, в ходе которого определяет ее реальную стоимость. Если общая стоимость изрядно превышает рыночную, то Гарфилд, пользуясь оффшорными счетами, начинает небольшими партиями скупать акции для того, чтобы не возникло паники. Путем нехитрых манипуляций он собирает определенный процент активов, после чего заявляется к руководителям компаний с предложением выкупа незначительного объема (10-15% акций). Руководство, не зная о том, что в руках Гарфилда сосредоточен большой пакет, соглашается на сделку и теряет контроль над активами. После чего Гарфилд, пользуясь преимуществами контрольного пакета, также извлекает прибыль из продажи компании по частям.

Помимо прочего в фильме уделено достаточно много внимания этической стороне подобных действий. Со временем репутация Гарфилда как предпринимателя начала портиться, а о многих приемах стало известно общественности.

Чужие деньги

Совокупность представленных выше факторов в значительной мере затрудняла темп поглощения крупных компаний, однако накопленный опыт и финансы позволяли Гарфилду продолжать свое не совсем честное ремесло.

Столкнувшись с компанией, у которой не было изъянов и акционеры которой не желали продавать свои акции по заниженной цене, Гарфилд воспользовался разницей между рыночной и реальной стоимостью для того, чтобы успеть приобрести контрольный пакет. Заработок в этом случае был значительно меньше, чем мог бы быть, однако поглощение «Проволоки и кабеля» стало для Гарфилда принципиальным.

По другую сторону баррикады впервые показаны легальные способы борьбы с поглощением компаний.

Напомню, что борьба с поглощениями не впервые показана в данной серии статей. Так, Бад Фокс (из картины Оливера Стоуна «Уолл-стрит») боролся с поглощением при помощи слива акций и сдачи рейдера властям за использование инсайда. В ходе судебных тяжб выяснилось множество подробностей, ввиду чего Фокс лишился своей должности директора компании.

Первый из легальных способов, который может помочь сохранить компанию – это гонка за получением контрольного пакета. В современных условиях контрольный пакет акций компании может быть всего 30-35%, что оставляет свободу для покупки акций другим владельцам и для перехода контрольного пакета между акционерами. То же случилось и в фильме. Для того чтобы не потерять первенство во владении акциями, компания начала вынимать деньги из оборота, тем самым снижая себестоимость, и скупать на эти деньги акции, что повысило рыночную стоимость компании. При соблюдении определенного темпа такой подход позволяет сократить разницу между рыночной и реальной ценностью компании почти вдвое.

Чужие деньги

Так, на момент конца гонки рыночная стоимость компании составляла 18-20 долларов за акцию, в то время как её реальная цена упала с 25 долларов до 22 долларов. В ходе дальнейшей торговли рыночная стоимость компании могла превзойти реальную, что сделало бы поглощение нерентабельным.

Второй способ борьбы с поглощением — это судовой запрет. Кейт Салливан обратилась в антимонопольный комитет для того, чтобы на определенный срок запретить Лоуренсу Гарфилду скупать акции. Безусловно, подобный подход не спасет компанию от поглощения, однако дает время, чтобы совершить дальнейшие действия, помогающие в борьбе.

Также в борьбе с поглощением могли помочь мелкие хитрости: перенос компании в другой штат, где действуют законы по борьбе с поглощениями.

Единственный стопроцентный способ, который может помочь — это всеобщий отказ от продаж акций. Такое событие может произойти только на всеобщем собрании акционеров, и отказ будет лишь фактическим: де-юре акции все еще можно купить, но желающих продавать их нет.

Смотрите: Фильм «Дельцы», 1989.

И именно здесь огромную роль сыграла психология, которой пренебрегают многие трейдеры в наше время. Благодаря психологическому давлению главный герой картины смог переубедить акционеров, более того, он убедил продать акции по цене ниже рыночной. Ловко манипулируя жаждой наживы, страхом и азартом, Лоуренс Гарфилд поглотил компанию «Проволока и кабель».

Здесь также показан тот факт, что сразу же продать компанию по частям рейдер не может из-за того, что её рыночная стоимость ненамного меньше себестоимости, и предприниматель вынужден поддерживать, а также модернизировать предприятие для дальнейшей поддержки и увеличения разницы между рыночной и реальной стоимостью компании.

К 1991 году в США была принята масса законов, которая практически полностью прекратила эпоху насильственных поглощений.

Чужие деньги

Существует еще ряд способов борьбы с поглощением компаний. Передача активов компании «хранителю активов» позволяет избежать риска рейдерского захвата, так как предприятия холдинга, реально занимающиеся деятельностью, формально активами не владеют, а лишь берут их в аренду. Провести же атаку непосредственно на «хранителя активов» практически невозможно, поскольку он обычно не публичен: не вступает в хозяйственные отношения за пределами холдинга. Учёт его крайне прост, и потому опасность нарушения налогового законодательства сведена к минимуму.

Также при борьбе с рейдерскими атаками можно воспользоваться «обратным гринмейлом».

Гринмейл – корпоративный шантаж, продажа пакета акций фирме-эмитенту, менеджменту или текущему владельцу фирмы-эмитента по цене, значительно превышающей рыночный курс. При этом лицо, продающее пакет акций (гринмейлер), угрожает в случае отказа от сделки провести враждебное поглощение либо создать сложности в функционировании этой фирмы-цели.

В любом случае для трейдера в этом фильме масса познавательного. Так, из новостей трейдер может узнать о попытках рейдерского захвата компаний и умело сыграть на этом. Что касается форекса, то обычно крупные рейдерские поглощения сопровождаются дальнейшей распродажей компании по частям. Этот фактор приводит к тому, что производство останавливается, а значит, ВВП страны уменьшается, что может послужить причиной падения валюты на несколько пунктов (в зависимости от величины предприятия).

Цитаты.

Несмотря на то, что в фильме трейдинг и биржевая деятельность показаны в весьма общих чертах, существует достаточно большое количество цитат, которые могут оказаться полезными для трейдера.

Наиболее любопытными являются слова Йоргенсона и Гарфилда, которые и определили дальнейшую судьбу компании.

Чужие деньги

***

Лоуренс Гарфилд: «Я люблю деньги. Я люблю деньги больше, чем то, что можно купить. Есть только одна вещь, которую я люблю больше, чем деньги. Вы знаете, что это такое? Чужие деньги», — здесь в первую очередь показан путь благополучного предпринимателя. Лоуренс стал успешным не из-за его любви к деньгам и их траты, а из-за любви к заработку и присваиванию. Таким образом, присвоение чужого имущества для него стало самоцелью, что позволило развивать навыки в этом направлении. То же касается и большинства трейдеров, если поставить на первое место не заработок, а занятие трейдингом как самоцель, то можно добиться гораздо большего, чем просто при желании обогатиться.

***

Билл Коулз: «Могу ли я говорить откровенно?»

Лоуренс Гарфилд: «Нет, обмани меня! Скажи мне, в каком ты в восторге от встречи со мной. Я всегда говорю откровенно. Я ненавижу людей, которые говорят: «Можем ли мы говорить откровенно?» Это означает, что они врали мне всё остальное время».

***

Кейт Салливан: «Ну, для того, кто имеет зуб на юристов, вы слишком сильно ими окружены».

Лоуренс Гарфилд: «Они — как ядерные боеголовки. Я использую их исключительно для защиты… или для сдерживания», — несмотря на сказанное в цитате, юридическая сторона играет немаловажную роль в биржевом мире. Именно благодаря созданию судебных тяжб Лоуренс искусственно снижал цены на акции интересующих его компаний для последующей покупки. Что же касается обыкновенного трейдера, то для него цитата имеет пользу и призывает постоянно следить за экономическими и корпоративными новостями. Так, зная заранее о подаче иска в суд или зная о решении суда заранее, можно неплохо сыграть на акциях компании. Что же относится к форекс трейдингу, то влияние производства крупных компаний на общую экономику страны очевидно.

Чужие деньги

***

Лоуренс Гарфилд: «Покупайте столько, сколько можете. До тех пор, пока можете. Тот, кто имеет больше всех акций, — тот и победил», — эта цитата возвращает к основному механизму поглощения корпораций. Тот, кто владеет контрольным пакетом акций, принимает все важные решения, а значит, по факту является владельцем компании.

***

Лоуренс Гарфилд: «Когда капитализм исчезнет, коммунисты вернутся. Они ждут в кустах. Первое, что они сделают, это расстреляют всех юристов».

***

[Кейт предлагает Лоуренсу откуп]

Кейт Салливан: «Это не является незаконным».

Лоуренс Гарфилд: «Это – аморально. Различие юристы игнорируют», — именно в этих строчках, а также в последующих попытках откупа от рейдера представлен «обратный гринмейл». Компания готова предложить разницу между рыночной ценой и фактической для того, чтобы рейдер отказался от своей затеи. Однако в трейдинге, как и в рейдерстве, участниками движет не только денежная составляющая, но и принципы с эмоциями и чувствами. Также именно в этой цитате упоминаются основные законные способы борьбы с поглощением.

***

Лоуренс Гарфилд: «С каких это пор вы должны проголодаться, чтобы съесть пончик?» – здесь показана основная психологическая разница между успешным человеком, занимающимся любимым делом, и человеком нуждающимся. Так, Лоуренс Гарфилд совершенно не голоден, и ему не нужны деньги, однако он любит заниматься поглощением кампаний словно пончиков.

***

Лоуренс Гарфилд: «Я отбираю у богатых и даю среднему классу … Ну, верхней части», – здесь также показана деформация психологии. Многие успешные люди, занимаясь незаконными махинациями, сами создают себе оправдания для того, чтобы их «аморальное», но прибыльное дело считалось во благо. Таким образом, психологическая установка, которая подменяет общие понятия о добре и справедливости, помогает работать намного эффективнее.

Чужие деньги

***

Лоуренс Гарфилд: «Я никогда не встречал человека, которого так трудно накормить», — здесь также можно увидеть аллегорию поглощения, отраженную в событиях фильма. До этого Гарфилд не сталкивался с проблемами при поглощении корпораций: он просто кормил владельцев «мусорными облигациями» и спокойно поглощал компанию. В этот же раз он столкнулся с сильными и принципиальными конкурентами, для которых важнее прибыли являются стабильность и моральные аспекты.

***

Лоуренс Гарфилд: «Мы страстно занимаемся любовью оставшуюся часть ночи. Первый, кто «приходит к финишу», проигрывает», – как и многие другие крупные предприниматели, Гарфилд является заядлым игроком с излишне поднятой самооценкой. Это помогает вести переговоры, однако это же и увеличивает риск любого предприятия, за которое готов взяться Гарфилд. Ради выполнения собственной прихоти он готов пожертвовать своими планами по заработку денег. Однако самоуверенность и жажда наживы в значительной мере способны придать ему сил для того, чтобы выиграть любой спор, на кону которого стоят деньги.

***

Лоуренс Гарфилд [В ответ на речь Йоргенсона]: «Аминь. И аминь. И аминь. Вы должны простить меня. Я не знаком с местными обычаями. Там, где я вырос, люди всегда говорят «Аминь» после молитвы. Потому то, что вы только что услышали, — молитва. Там, где я вырос, подобная молитва называется «Молитва за умерших». Вы только что слышали молитвы за мертвых, моих коллег акционеров, и вы не говорите: «Аминь».

Эта компания умирает. Я не убивал её. Не вините меня. Она была мертва, когда я приехал сюда. Слишком поздно для молитвы. Даже если молитвы будут услышаны и произойдет чудо: и цена опустится, и доллар поднимется, и инфраструктура стабилизируется, — компания все равно будет мертва. Вы знаете почему? Волоконная оптика. Новые технологии. Моральный износ. Мы мертвы. И это нормально. Мы просто пока еще не сломаны. Вы знаете самый верный способ разориться? Стремитесь получать большую долю на падающем тренде. Вы знаете, в свое время там, должно быть, были десятки компаний, производящих проволоку и кабель. И, я буду держать пари, последняя компания сделает лучшую проволоку и кабель из тех, которые вы могли когда-либо видеть. Теперь что бы вы хотели, какого акционера, руководящего производством?

Чужие деньги

Вы вложили в бизнес — и этот бизнес мертв. Давайте будем умными, давайте будем порядочными — для того чтобы подписать свидетельство о смерти, получить страховку и инвестировать в технологии будущего.

«Ах, но мы не можем», — идет молитва. «Мы не можем, потому что у нас есть ответственность, — ответственность перед нашими сотрудниками, нашим обществом. Что будет с ними?»

Кто заботится? Забота о них? Зачем? Они не заботятся о вас. Они выжимают вас как губку. Вы не несете никакой ответственности за них. За последние десять лет эта компания превратила вашу кровь в ваши деньги.

Разве руководство когда-либо говорило: «Мы знаем, настали трудные времена. Мы должны снизить налоги, сократить расходы на водоснабжение и канализацию».

Проверьте это: Вы платите два раза за то, что вы сделали десять лет назад. И наши преданные сотрудники, которые не уволились, увеличивают свои зарплаты в течение последних трех лет, но вы по-прежнему платите два раза за то, что они сделали десять лет назад? и ваша прибыль — одна шестая того, что было десять лет назад. Какая разница? Я вам скажу: я не ваш лучший друг. Я ваш единственный друг. Я не делаю ничего? Я делаю деньги. И не будем забывать, что это единственная причина, из-за которой любой из вас стал акционером, в первую очередь. Вы хотите заработать деньги! Вас не волнует, если они производят провода и кабели, жареную курицу или выращивают мандарины! Вы хотите заработать деньги! Я единственный друг, который может вам помочь. Я делаю деньги. Возьмите деньги. Инвестируйте их где-то еще. Может быть, может, Вам повезет, и они будут использоваться продуктивно.

И если это так, вы будете создавать новые рабочие места и обеспечивать услугу экономике, и не дай бог даже сделаете несколько баксов для себя. И если кто-нибудь спросит, скажите им: «Я дал деньги на завод». И кстати, меня радует мое прозвище — «Ларри Ликвидатор». Вы знаете почему, товарищи акционеры? Потому что с моих похорон вы уйдете с улыбкой на лице и несколькими баксами в кармане».

Чужие деньги

Несмотря на то, что у Ларри свои понятия о чести и достоинстве, он правильно оценил предприятие и показал акционерам то, что общество развивается, и следует избавляться от атавизмов экономики, чтобы производство было более продуктивным. Более того, Лоуренс «бил» на то, что в случае, если производство будет более эффективным, это позволит зарабатывать больше денег. А именно в зарабатывании люди были заинтересованы более прочего.

***

Эндрю Йоргенсон: «Я хочу, чтобы вы встретили и человека, поглощенного славой своей. «Ларри Ликвидатор» — предприниматель постиндустриальной Америки, который играет Бога, забирая чужие деньги.

Бароны-разбойники после своих налетов, по крайней мере, оставили что-то материальное: угольные шахты, железные дороги, банки. Этот человек ничего не оставляет. Он ничего не создает. Он не строит ничего. Он не работает.

И результатом его деятельности станет ничто, кроме ворохов бумаги, покрывающих боль и тщеславие.

Ах, если бы он сказал: «Я знаю, как вести свой бизнес лучше, чем вы», то можно было о чем-то говорить. Но он не говорил. Он сказал: «Я убью тебя, потому что в данный, конкретный момент времени, ты стоишь больше мертвым, чем живым».

Ну, может быть, это правда, но мы знаем, что в один прекрасный день эта отрасль станет впереди всех. Однажды, когда иена ослабнет, а доллар вырастет, или когда мы, наконец, приступим к восстановлению наших дорог, мостов, инфраструктуры нашей страны, спрос будет стремительно расти. И когда эти вещи произойдут, мы все еще будем здесь. И мы будем сильнее всех конкурентов из-за нашего испытания, сильнее, потому что мы выжили. И цена наших акций сделает его предложение ничтожным в сравнении с тем, что мы сможем получить.

Чужие деньги

Бог спасет нас, если мы проголосуем, чтобы принять его ничтожные несколько долларов, и бежим. Боже, храни эту страну, если это действительно волна будущего. Возможно, мы и станем нацией, которая ничего не готовит, кроме гамбургеров, не создает ничего, кроме адвокатов, и не продает ничего, кроме акций.

И если сейчас мы ничего не сделаем, то мы убьем это производство, потому что, на данный момент, оно стоит больше мертвым, чем живым. Ну посмотрите вокруг. Посмотрите на вашего соседа слева. Посмотрите на вашего соседа справа. Вы ведь не убьете его, не так ли? Нет. Рейдерство называется убийством, и это незаконно. Более того, это тоже убийство, в массовом масштабе. Только на Уолл-стрит они называют это «максимизацией акционерной стоимости», и они считают, что это законно. Они создают купюры там, где должна быть совесть. Блин! Бизнес стоит больше, чем цена его акций, — это место, где мы зарабатываем на жизнь, где мы встретим наших друзей и вместе будем осуществлять наши мечты.

Это — сама суть мироздания, которая связывает наше общество. Итак, давайте сейчас на этой встрече скажем каждому предпринимателю, подобному Гарфилду, что здесь мы строим вещи, мы не уничтожаем их. Здесь мы заботимся не о стоимости нашего склада. Здесь мы заботимся о людях. Спасибо», — Йоргенсон как человек, обладающий моральными принципами, привитыми еще до наступления эры поглощений, старается их привить всем своим акционерам. Он «бьет» на наличие рабочих мест и производство, не учитывая многих факторов. Он сам верит в то, что говорит. Его компания пережила «Великую Депрессию». И он следует тем курсом, который помог ему преодолеть кризис. Однако он не учитывает новых реалий, не модернизирует производство из-за того, что оно неэффективно и денег на модернизацию просто нет.

Чужие деньги

Рано или поздно его компании грозит банкротство, но он этого не осознает. Он не понимает механизмов работы рынка. Возможно, если бы он воспользовался раньше услугами профессиональных трейдеров и сделал бы «первое публичное заявление», капитализация его компании увеличилась бы, что и позволило бы при помощи инструментов свободно регулируемого рынка инвестировать в модернизацию производства и достичь небывалых высот. Но Йоргенсон не доверяет «биржевикам», считая их исчадиями ада, поэтому его компания мирно существует «на последнем издыхании», выполняя планы по производству до тех пор, пока имеющемуся оборудованию не придет конец. «Первое публичное заявление» очень помогло бы развить Йоргенсону бизнес, повысить прибыль, заработать, а также избежать угрозы рейдерства. Однако он (как человек старых порядков) отказывается от всего этого по каким-то своим морально-этическим принципам. Тем не менее за само наличие подобных принципов его как предпринимателя все же стоит уважать, несмотря на устаревший подход к ведению делопроизводства.

Finite.

Потому что с моих похорон вы уйдете с улыбкой на лице и несколькими баксами в кармане
Гарфилд Лоуренс – Other people’s money 1991.

Несмотря на все усилия, направленные против рейдерского захвата, компания все же была захвачена. И это большой урок современного капитализма старым производственным мануфакториям. К сожалению, в современном мире производство определяется при помощи инструментов рынка. Финансовый сектор Америки в год зарабатывает большую часть бюджета, обогащая сотни трейдеров, работающих как внутри корпораций, так и самих по себе. Проигравших, как и выигравших всегда остается равное количество, если принимать качественный коэффициент.

Благодаря этому картина является наиболее полезной для трейдера, так как сосредоточена на моральных и этических составляющих «биржевиков». То, что изначально кажется противоестественным и незаконным, по итогу может оказаться единственным возможным выходом как для инвесторов (владельцев акций), так и для самой компании. Подобные перипетии и поглощения очень сильно влияют на цену компании и её успешность. После того, как эра насильственных поглощений Милкена была закончена, все поглощения, которые происходят в наше время, лишь на время снижают продуктивность предприятия ввиду смены руководства. В дальнейшем дополнительные инвестиции, а также нахождение внутри крупнейшего холдинга открывают для фирм новые возможности.

Чужие деньги

Самым явным примером могут послужить такие компании как: «Paypal», «Google» и «Youtube». Не так давно «Google» поглотил «Youtube». Однако именно после этого момента начинается бурное развитие видеосервиса. Так, если раньше количество подписчиков одного канала (а значит, и его доходность, если канал коммерческий) едва достигала 50-70 тысяч человек, то после активных действий со стороны «Google», выкупивших «Youtube», можно наблюдать каналы с 40 миллионами подписчиков (в основном каналы предприятий и успешных видеоблоггеров). Это позволило повысить прибыльность «Youtube»: основная статья доходов компании — это коммерческая реклама.

Смотрите: Фильм Аферист (Rogue trader), 1999.

Трейдерам важно понимать всю подоплеку постиндустриального капитализма. Нужно следить за новостями и в случае выкупа компании или вывода её на свободный рынок можно очень неплохо сыграть на повышение. Многие компании, которые делали «публичное заявление», повышали стоимость своих акций более чем в два раза. То же случается и после поглощения из-за модернизации производства.

Фильм учит начинающего трейдера смотреть на ситуацию со всех сторон: не только с материальной или эмоциональной, но и «на перспективу».

Игра актеров сделала фильм легким для восприятия, не клеится к нему лишь «happy-end» с внезапным контрактом от «Mitsubishi». Фильм стоит потраченного на него времени хотя бы потому, что позволяет подробно ознакомиться с механизмами рейдерского поглощения компаний.

Автор: Валерий Крыжановский.

X
X
X
X

обновления

комментарии

  • Denis Gilyov

    В фильме конечно всё чрезмерно крутится вокруг денег. Вот если бы в фильм добавили немного чувств и инструментария в ведении бизнеса, или инструментария анализа и оценки компаний, как инвестиционного объекта, вот тогда бы это была стоящая картина, которую можно посмотреть не один раз! А так, посмотрел раз, и всё, как то забылось. Хотя и сюжет интересный)

  • Oleg Pankiv

    Этот фильм смело можно отнести к тем, где превосходный задум и отличный сюжет был испорчен тем, что режиссер решил популяризировать фильм. Ошибкой было как привлечение звезды, коей однозначно является Де Вито, так и попытка снять его именно в такой манере. По итогу фильм получился скорее неудачным, хотя если бы все было сделано несколько иначе- он наверняка был бы обречен на успех.

Наверх