Слишком крут для неудачи: спасая Уолл-стрит (Too big to fail).

Вы говорите мне, главе казначейства всех Соединенных Штатов, что все, что я могу сделать – это позвонить Уоррену Баффету?..
Слишком крут для неудачи, 2011

По сложившейся традиции, приветствую уважаемых читателей. После небольшого отдохновения в предыдущих статьях, пора снова приступить к анализу очень серьезной и фундаментальной картины. Что такое «Слишком крут для неудачи»? Это историческое произведение, описывающее ситуацию, из-за которой весь мир до сих пор не может выйти из состояния финансового кризиса. Чем фильм должен зацепить трейдера? Картина показывает, что бывает, если не учитывать ошибок прошлого. Мировой финансовый кризис является следствием ипотечного. А последний – финансовых махинаций по типу пирамиды. Использование деривативов — это то, что погубило не один банк. При этом ни одно коммерческое предприятие до сих пор не отказалось от использования таких сомнительных финансовых инструментов.

Похоже, пора начинать.

Предпосылки к созданию фильма.

Полсон: «Я говорил с Гринспеном».
Бен Бернаке (Председатель Федерального резерва страны): «И что он сказал?»
Полсон: «Он сказал, что нам необходимо приобрести все продающиеся дома и сжечь их».
Слишком крут для неудачи, 2011

В первую очередь хочется отметить, что фильм создавался в тот момент, когда давление мирового финансового кризиса еще ощущалось в полной мере. Поэтому он получился достаточно мрачным, так как учитывал тот фактор, что людей необходимо было напугать и заставить их шевелиться, чтобы преодолеть последствия действий правительства и частного сектора еще в 2008 году. Для съёмок фильма изначально планировали взять книгу «Все дьяволы здесь: тайная история кризиса». Однако, из-за производственных трудностей (рукопись книги не была предоставлена к крайнему сроку для переделки в сценарий) было выбрано другое произведение. Из запасных вариантов у режиссера Кёртиса Хэнсона был лишь один. Это была книга американского журналиста Эндрю Росса Соркина (являющегося одним из авторов газеты Нью-Йорк Таймс) «Слишком большие, чтобы обанкротиться. Как Уолл-Стрит и Вашингтон боролись, чтобы сохранить финансовую систему и самих себя: взгляд изнутри» (в оригинале: «Too Big to Fail: The Inside Story of How Wall Street and Washington Fought to Save the Financial System — and Themselves»). В отличие от других произведений, описывающих особенности зарождения и развития кризиса, книга Росса была единственной, которая описывала события изнутри. В книге было уделено больше внимания не самим механизмам возникновения кризиса, а реакции политиков и экономистов, которые в определенный момент еще могли развернуть ситуацию назад, однако не сделали этого по различным причинам. Именно благодаря этому фактору книга в свое время (2009 год) стала бестселлером Нью-Йорк Таймс. На неё было написано очень много рецензий, тем не менее Кёртис боялся брать на переработку столь известное произведение, так как опасался реакции критиков. В марте 2010 года телеканал NBO заключил контракт на выкуп прав экранизации.

слишком крут для неудачи

Впоследствии к режиссеру был приставлен автор книги в качестве консультанта для проверки сценария. Оставшись довольным итоговым результатом, автор бестселлера дал добро на экранизацию, и компания запустила производство фильма.

Следующая проблема, с которой столкнулись создатели кинокартины – это то, что все персонажи, описанные в книге (и, соответственно, в фильме) являлись реальными действующими лицами – экономистами, главами банков и пр. Поэтому при создании портретов нельзя было сильно отходить от описания в сторону режиссерских задумок. Более того, все персонажи должны были быть легко узнаваемы, поэтому выбор актеров также был ограничен внешними данными. У режиссера все еще оставались сомнения касательно того, кто может заинтересоваться фильмом о группе людей, решающих судьбу мира. Однако глубже вчитавшись в сценарий, а также оценив факты и заинтересованность мировой общественности тягучим кризисом, который на момент создания фильма все еще не закончился, он развеял свои опасения. Кёртис добивался консультаций у Генри Полсона — политика, который стоял за кулисами падения Банка Леман. В дальнейшем, когда всплыли новые подробности из биографии Полсона, Кёртис попросил частично переделать сценарий и сделать основным действующим лицом именно его. Он – человек, который обнаруживает себя в центре кризиса. Его единственным решением является то, что полностью противоречит всей его прежней философии — правительственное вмешательство.

Производственных трудностей после запуска фильм не испытывал. Финансирование было достаточным для того, чтобы привлечь таких серьезных актеров, как Уильям Хёрт, Джеймс Вудс и других звезд первой величины, которые внешне были похожи на их прообразы. Автор книги боялся, что историю сделают слишком голливудской, со значительными изменениями в сторону зрелищности, хотя итоговым результатом был доволен.

слишком крут для неудачи

Что касается биржевой тематики в фильме – её более чем достаточно. Уже с первых минут неподготовленного зрителя в большом объеме заваливают терминами и законами, которые привели к тому, что мы можем видеть сегодня. В фильме не показаны трейдеры сами по себе, всё же кинолента указывает современным биржевикам, до чего может довести деятельность больших компаний при неправильном подходе к трейдингу и расчёту своих сил.

Для того чтобы актеры, которые были далеки от истоков финансового мира, могли лучше влиться в роль своих прообразов, каждому из них был выдан диск с информацией о его персонаже (видео-интервью, свидетельские показания, вырезки из газет, отрывки из книг), чтобы они могли узнать, как их прототипы выглядят, ходят, разговаривают. Помимо этого, семеро актеров встретились со своими прототипами (включая Уильяма Хёрта, Билли Крудапа, Пола Джиаматти и Синтию Никсон).

Что касается названия фильма, то в прокат кинолента вышла с усеченным названием «Too big to fail» — термин, который обозначает, что предприятие не может обанкротиться, так как последствия паденияфинансового учреждения могут иметь катастрофические последствия. Русскому зрителю фильм известен как «Крах неприемлем», что, в принципе, отражает суть киноленты.

Анализ фильма «Слишком крут для неудачи».

Бернаке: «Вы хотите, чтобы я мог позволить им повысить свое влияние, и они могли купить банк, который вот-вот упадет, просто потому, что не получил заёмных средств у государства?»
Полсон: «У вас есть идеи получше?»
Слишком крут для неудачи, 2011

Чем интересна данная картина для обывателя биржевого мира? В первую очередь стоит отметить, что мировая экономика и механизмы рынков работают так только потому, что в 2008 году произошли данные события. Так, результаты введения специфических реформ можно видеть и по сей день.

слишком крут для неудачи

Во-вторых, фильм показывает, до чего довела Америку биржа. Если вспомнить, то до той поры практически всё производство экономики США было предопределено работой финансового сектора, что находится на Уолл-Стрит. Сама возможность существования инвестиционных банков была доступна только благодаря наличию акций всех компаний на рынке. Банки инвестировали в акции и после этого, при помощи умелого управления, удваивали свой капитал.

Вместе с тем стоит также отметить и тот факт, что деньги не берутся из ниоткуда и не исчезают в никуда. Поэтому большой финансовый пузырь, который создавался больше тридцати лет, должен был рано или поздно лопнуть. По стечению обстоятельств, лопнула та сфера, которая была наиболее подвержена влиянию обывателей и мало зависела от действий крупных компаний. Никто не будет покупать дорогое жилье в кредит, если оно не нужно, что бы ни говорили президенты и политики.

В тот момент, когда людям не понадобилось избыточное жилье, в мире начался кризис. Подобную ситуацию можно сравнить с периодом перепроизводства 1929, который впоследствии стал называться Великой Депрессией. Причины возникновения этих двух экономических потрясений приблизительно совпадают. Оба целиком были основаны на факторе перепроизводства. Различались только сферы, механизмы и последствия кризисов.

Смотрите: «Дельцы», 1989.

Для трейдера также будет интересно посмотреть на большие потрясения мировых рынков. Все фильмы до этого кричали обывателю о том, что рынок невозможно развернуть. Между тем такое маленькое событие, как падение банка с более чем вековой историей, может запустить цепочку событий, которая заставит рынок не столько развернуться, сколько помчаться в обратном направлении.

В фильме также указано, что финансовый сектор США и другие биржи очень сильно взаимодействуют с реальной экономикой мира, поэтому действия трейдеров всегда отражаются на каком-то предприятии / государстве, вызывая приток или отток инвесторских средств.

слишком крут для неудачи

Что касается действий самих трейдеров, в фильме показано, что паника, вызванная политическими событиями в США, обваливала биржу. Причиной этому послужило не столько экономическое положение реальной компании, сколько действия трейдеров, которые массово начинали играть на понижение, тем самым обваливая курс акций тех или иных компаний. Ввиду того, что большое количество финансовых предприятий одновременно попало под угрозу из-за перепроизводства в сфере недвижимости, рынок валился целиком. Даже предприятия, которые напрямую не были завязаны на недвижимости, летели из-за оттока средств, вызванного паникой.

Безусловно, находились частные трейдеры и брокерские компании, которые нашли в сложившемся хаосе на рынке для себя выгоду. Многие игроки, которые работали на понижение (так называемые «шортеры») получили гигантскую прибыль благодаря мировому финансовому кризису 2008-2009 годов.

Тем не менее, авторы фильма недаром акцентируют внимание в самом начале на вводимых законопроектах. Так как на самом деле весь мировой финансовый кризис был следствием принятия ряда законов еще в двадцатом веке, которые и спровоцировали создание большого финансового пузыря: деривативы, возможность скрытия токсичных активов, ослабление контроля над инвестиционными банками, и, конечно, самое главное – рейгономика.

Рейгономика – термин, которым обозначают проведенную президентом Рейганом программу по снижению налогов для увеличения общего благополучия американцев. Суть программы заключалась в том, что, несмотря на снижение налогов, общие траты американцев останутся на том же уровне, что в значительной мере увеличит уровень производства за счет притока частных непринужденных средств. Американец, освободившийся от налогов, будет больше покупать, и часть денег с его покупок пойдет в общий бюджет. Все же дефицит и государственный долг США из-за этого начали неуклонно расти. Из-за совокупности всех приведенных факторов появился большой финансовый пузырь. Рано или поздно стране грозила новая волна перепроизводства, однако в 80-е годы никто не мог предположить, что подобные экономические потрясения произойдут уже через тридцать лет.

слишком крут для неудачи

Другой закон, принятый Рейганом, также стал причиной возникновения потрясений в финансовом секторе США – отвязка курса валюты от золотого запаса. С одной стороны, привязка курса валюты к ВВП стала очередным рывком к оценке настоящей мощи державы и поддержке экономики. С другой же стороны, такой ход позволил создавать различные спекулятивные аферы разного уровня. Если сказать очень грубо, то рынок форекс является логическим развитием отвязки курса валют от золотого запаса.

В чем-то ситуация, которая предшествовала ипотечному кризису в Америке, напоминает ситуацию, связанную с падением банка Берингс. Многие считают, что причинами кризиса стало очередное попущение контроля над банками, которое позволило зарабатывать миллиарды в короткие сроки. С другой же стороны, страхование рисков и многие другие сомнительные аферы, которыми пользовались различные финансовые структуры для своего обогащения, в значительной мере ускорили приход перепроизводства, а значит и кризиса.

Смотрите: «Волк с Уолл-стрит.»

По итогу: рейгановская экономика, отягощённая желанием частных лиц обогатиться, вызвала кризис, действие которого ощущают на себе не только простые обыватели, но и трейдеры. Ведь кризис в значительной мере повлиял и на трейдерскую деятельность, в том числе и на форекс. Резкое падение доллара по отношению к другим валютам, а также скачкообразные рывки в экономике, вызванные планом Полсона, не мог не заметить только слепой. Изменения на рынках валют были настолько непредсказуемыми, что строить долгосрочные прогнозы или работать по ранее устоявшимся торговым стратегиям не представлялось возможным. С другой стороны, это заставило трейдеров пересмотреть классические приемы и создать новые финансовые стратегии с меньшим кредитным плечом, которые приносили пускай меньший, но более стабильный прирост активов.

Большую популярность принесли стратегии скальпинг и интрадей, так как обеспечивали наибольший прирост финансов в период мирового финансового кризиса.

слишком крут для неудачи

В дальнейшем, когда падение доллара стало трендом, многие финансовые учреждения смогли сыграть на этом в долгосрочной перспективе. Сам финансовый кризис все еще достаточно сильно влияет на мировую экономику и на трейдерский мир. Его последствия трудно переоценить, так как многие успешные трейдеры обанкротились во время кризиса.

В целом в фильме настолько много полезного и поучительного, что материалов хватит не на одну статью. Проще самостоятельно просмотреть фильм и выделить полезные моменты для себя. Причем искать их нужно не в глобальном течении фильма, а в небольших событиях и упоминаниях. Так, например, на одной из конференций Генри Полсону мягко намекнули о том, что если Россия и Китай выведут свои активы с американского континента, то экономический кризис сотрет с лица Земли Америку как державу. Конкретно этот фактор показывал рост азиатских финансовых рынков и смещение экономики в сторону Азии. Именно за счет таких небольших упоминаний, которых в фильме бесчисленное множество, можно получить достаточно много полезной информации для себя как для трейдера. В том числе, этот фильм интересен трейдерам, так как отражает не какие-то небольшие финансовые потрясения или вымышленные ситуации, которые кажутся незначительными, а глобальную экономическую проблему, вызванную кризисом перепроизводства и давлением финансового сектора США на мировую экономику.

Цитаты из картины «Слишком крут для неудачи».

«Вы говорите мне, главе казначейства всех Соединенных Штатов, что все, что я могу сделать – это позвонить Уоррену Баффету?.. Привет Уоррен, это Хэнк», — данная цитата показывает, что в некоторых случаях необходимо пренебречь своими амбициями для того, чтобы избежать большей просадки. Несмотря на солидный финансовый резерв, Генри Полсон идет на уступки перед общественностью и, связываясь с Уорреном Баффетом, избегает дополнительных рисков, которые могут в значительной мере повлиять на экономику.

слишком крут для неудачи

«Люди бегут от нас, словно мы торгуем наркотиками. Но ведь никто не приставил пистолет к их голове и не сказал: «Эй, парень, покупай дом, который ты не можешь себе позволить, а пока ты ждешь ребенка, купи себе еще и роскошную яхту», — трудно переоценить панику общественности как фактор, влияющий на экономику. Так, не столько из-за токсичных активов, сколько из-за падения акций, Lehman Brothers были вынуждены объявить себя банкротами. Падение акций было обусловлено паникой на рынке. Из-за информации о токсичности активов многие инвесторы старались избавиться от акций Леман Браззерс, не обращая внимания на итоговую стоимость. Через квартал стоимость акций одного из крупнейших банков США снизилась в 60 раз.

Полсон: «Я говорил с Гринспеном».
Бен Бернаке (Председатель Федерального резерва страны): «И что он сказал?»
Полсон: «Он сказал, что нам необходимо приобрести все продающиеся дома и сжечь их»
, — здесь можно предусмотреть существование выбора на пути выхода из мирового экономического кризиса, который начинался в это время. На самом деле, радикальные методы уже не могли помочь избавиться от такого фактора, как падение цен на недвижимость. Для трейдера здесь также есть полезный скрытый подтекст. Когда пройдена точка невозврата, уже нельзя закрывать позицию, нужно делать шаги, которые будут способны локализовать просадку, при этом также нужно осознавать, что просадка неизбежна при пересечении подобной точки.

Полсон: «Берклис снуют вокруг в поисках информации. Они считают, что смогут купить Леман за гроши».
Бернаке: «А что в этом плохого? Я вижу в этом выход из сложившейся ситуации».
Полсон: «Я не знаю. Англичане любят очень много говорить, они вряд ли согласятся выкупить Банк»
,- в данном случае, англичане проводили анализ, для того чтобы выяснить реальную экономическую ситуацию, и, в случае падения банка, провести ряд хороших сделок на понижение, обеспечив себе многомиллиардную прибыль. Если рассматривать ситуацию в рамках фильма, то потенциальный инвестор неспроста разузнаёт информацию, пускай даже инсайдерскую, о состоянии компании, в которую хочет вложиться. В особенности, если учитывать тот факт, что цена на акции компании упала в несколько десятков раз.

слишком крут для неудачи

Бернаке: «Вы хотите, чтобы я мог позволить им повысить свое влияние, и они могли купить банк, который вот-вот упадёт, просто потому, что не получил заёмных средств у государства?»
Полсон: «У вас есть идеи получше?»
– конфликт экономических и политических интересов. С экономической точки зрения, любые инвестиционные средства, вложенные в Lehman Brothers, способны приостановить развитие кризиса и даже застопорить его на небольшой отметке (падение банка ускорило развитие кризиса в несколько раз). С другой же стороны, привлечение средств с другого континента способно в значительной мере ослабить авторитет США как государства, что может вызвать панику на валютном рынке, и доллар из-за слухов о привлечении зарубежных средств в таком количестве упадет на несколько пунктов. Это в значительной мере ослабит позиции США на мировой арене. Возможно, привлечение Барклайз к покупке Леман Бразерс усугубило бы кризис – по сравнению с падением Lehman, — а возможно предотвратило бы падение мировой экономики малой кровью.

Тимоти Гайтнер (ФРС директор): «Они больше не заинтересованы в сделке».
Полсон: «Сделка висит на волоске, потому что чем ближе они подбираются к реальной финансовой ситуации Lehman, тем больше им кажется, что они попали на свалку токсичных активов».
Гайтнер: «Именно поэтому, возможно, нам нужно им помочь, иначе придется заявить о том, что Lehman…»
Полсон: «Тим, юридически мы не можем!»
Гайтнер: «Юридически мы не выяснили, как … пока»
, — цитата отправляет нас к тому моменту, когда де-факто банк Lehman был уже банкротом, однако его официальное падение могло снести мировую экономику в один присест. При этом вливание государственных средств в инвестиционный банк было невозможно юридически, так как это стало бы декапитализацией банка, а значит, создало бы большие политические проблемы.

слишком крут для неудачи

Полсон : «Леман является торговым партнером для каждого банка в этой комнате. Их банкротство станет тяжелым ударом для всех вас. Это – ваша проблема. Мы все можем спорить о том, как мы сюда попали. Дерегуляция, деривативы, Дик, который сделал ряд неверных решений… Мы все несем ответственность. Это катастрофический беспорядок. Правительство готово на всё. Но мы не можем нести ответственность за частный банк. Ситуация сложна. Вам необходимо исправить её, и вы должны заплатить за него. Мы будем помнить тех, кто не вложится в Леман», – по политическим причинам спасение Леманов государством было невозможно, поэтому Полсон привлек частных инвесторов для урегулирования проблемы и погашения токсичных активов банка. В биржевой практике этому понятию есть определенный термин – «Поддержка».

Крис Флауерс: «Ребят, у вас есть секунда? Я был в AIG вчера. В следующую среду у них будет дыра размером в пять миллиардов минимум. Я звонил Баффету, он отказался в них инвестировать», — падение Леман вызвало серьезные потрясения. Несмотря на то, что биржа в целом стабилизировалась из-за отсутствия паники, обязанности страховой компании возросли в несколько десятков раз. Крупнейшая страховая компания в мире была вынуждена выплатить все долговые обязательства Леман вкладчикам. Это бы обанкротило её и убило бы всё производство в Америке и мире.

- У AIG большая проблема. Практически каждый банк в наше время связан с ними. Все, кто заключал сделки, страховали риски через AIG. При падении этой компании мы потеряем все.
- Как они могли такое допустить?
- Они считали, что рынок недвижимости никогда не пойдет вниз
, — как и в предыдущей цитате, здесь уделяют огромное внимание тому, какой ущерб может нанести падение большой компании с мировым именем. Благодаря реформам, проведенным в эпоху рейгановской экономики, страховые компании смогли позволить себе страховать риски сделок между компаниями. Это обеспечило огромный доход, AIG построила себя на этом. Однако это и сыграло с ними злую шутку. Если падение рынка недвижимости могло не сильно ударить по такой большой компании как AIG, то страхование сделок сделало бы их банкротами в течение одной недели.

слишком крут для неудачи

- Ты не можешь взвалить все это на себя!
- Венди, я министр финансов, и только что по моей вине обанкротился один из крупнейших банков в мире, и знаешь что, Венди, Я не знаю, что будет дальше..,
— здесь обыгрывается такая ситуация: несмотря на свое положение, и министры финансов, и крупнейшие брокерские компании управляются людьми, а люди могут лишь предугадать ситуацию при наличии подобных факторов, существовавших до этого, или предположить, проведя анализ. Когда происходят подобные события, никто не может предсказать, что будет дальше. На самом деле, если не учитывать особенностей кризиса, то на этом принципе основана вся биржевая деятельность.

Джефри Имельт (директор General Electric): «Вы должны знать, что происходит. У нас начались проблемы с финансированием для обеспечения наших повседневных операций. Наш бизнес заражён».
Полсон: «General Electric?»
Имельт: «Ваш кризис вышел за пределы Уолл-Стрит. Мы – здоровая компания! Мы выпускаем лампочки и самолёты! Мы никак не завязаны на ипотеках, однако мы не можем получить финансирование из банков!»
, – ситуация показывает, как количество токсичных активов, находящихся в большинстве банков Америки, подействовало на весь крупный бизнес. Из-за того, что банки лишались инвесторов и сами ужесточали процессы кредитования, большие компании не могли получить у них деньги, просто ввиду того, что денег у банков не было. Как видно из последних нескольких цитат, мировой финансовый кризис – идеальная площадка для работы шортеров (трейдеров, играющих на понижение). Ввиду общей нестабильности, а также постоянного урезания финансирования, многие компании начинают дешеветь. На этом можно всегда заработать. Так, даже при отсутствии инсайдерской информации, а просто следя за миром финансов, можно проводить аналитические операции для определения позиций компаний. Другое дело, что акции, как и курсы валют, обычно успевают упасть раньше, чем информация дойдет до широкой общественности. Тем не менее, тренд с понижением был глобальным по всем фронтам: падал доллар, падали акции крупных компаний. Единственный риск для трейдера – банкротство компании, в чьи акции он вложился.

слишком крут для неудачи

Полсон: «Тим считает, что мы должны сделать что-то большое. Бен соглашается, и я тоже».
Мишель Дэвис (помощник секретаря по связям с общественностью и директор планирования политики США Департамента казначейства): «Что мы можем сделать? AIG – даже не банк».
Полсон: «ФРС может оказать помощь небанкам при необычных обстоятельствах, не терпящих отлагательств … Мы думаем о принятии более 80% компании».
Джим Уилкинсон (начальник штаба Министерства финансов США): «Хэнк, мы не можем! Этим утром были лекции по всей стране про моральный ущерб».
Полсон: «AIG не имеет залогов. Они имеют активы. Леман не …»
Уилкинсон: «Это еще одно спасение, не имеющее под собой законодательной базы. Вы все сошли с ума».
Полсон: «Самолет, на котором мы прилетели этим утром, арендован у AIG. Строительство города – AIG. Страхование жизни – 81 миллион полисов с номинальной стоимостью 1,9 трлн. Миллиарды долларов пенсий учителей. AIG везде. Они слишком большие, для того чтобы объявить себя банкротами»
, — именно здесь впервые обыгрывается фраза too big to fail. Государство вынуждено пренебречь своими политическими мотивами для того, чтобы спасти компанию, чей годовой оборот достигает более половины бюджета страны. Несмотря на возмущения и потрясения, которые будут вызваны подобными действиями, другого выхода тогда никто не видел. Если проследить ситуацию на бирже, то там всё еще сложнее. В определенный момент акции AIG начали падать сразу на несколько десятков пунктов. После вмешательства государства, акции AIG восстановились на прежнем уровне, зато пострадали прочие финансовые учреждения, связанные со страхованием рисков. Так, своими действиями США практически монополизировало весь страховой бизнес в одних руках. В дальнейшем страховой бизнес восстановился, однако о соперничестве не может идти и речи. AIG полностью контролирует рынок. Больше всех пострадали инвесторы, которые вытащили свои финансовые активы из AIG в момент кризиса. Те же инвесторы, которые приобретали акции в момент падения цен, удвоили свое состояние.

слишком крут для неудачи

Дэвис: «Я не хочу совершать того, что я сделаю. Я собираюсь сделать публичное заявление и я действительно не знаю, что я буду рассказывать».
Нил Кашкари (помощник секретаря казначейства по финансовой стабильности США): «Скажите им, что ситуация с Леман усугубляется AIG. Одновременные выплаты из CDO и кредитных дефолтных свопов создали катастрофическое давление на …»
Полсон: «Будьте проще».
Уилкинсон: «Глобальный пул инвестиционного капитала …»
Полсон: «Заявление должно быть понятным для простых американцев, начните сначала, объясните ситуацию домовладельцам..»
Уилкинсон: «Ладно, ладно, вот как вы это объясните: Уолл-Стрит начал комплектации ипотечных кредитов, ценных бумаг с разными кредитными рейтингами. И делались большие деньги, поэтому они начали толкать кредитуемых, говоря, «Давай, нам нужно больше кредитов»»
Полсон: «Кредиторы уже выдали займы для клиентов с хорошей кредитной историей, поэтому они расширяют базу и снижают свои критерии».
Кашкари: «Раньше вам был необходим кредитный рейтинг 620 и авансовый платеж в размере 20%. Теперь 500, и без залоговой ставки».
Уилкинсон: «И покупатель, то есть обычный парень на улице, предполагает, что специалисты знают, что они делают. Он говорил себе: «Если банк готов одолжить мне деньги, значит я в состоянии себе это позволить.» Таким образом, он тянется к Американской мечте. Он покупает дом».
Кашкари: «Так, чтобы управлять рисками, банки начали покупать специальный вид страхования. Если выплаты по ипотеке невозможны, страховая компания выплачивает своп по умолчанию. Банки страхуют свои возможные убытки, чтобы переместить риск от активов, чтобы они могли больше инвестировать, зарабатывать больше денег».
Полсон: «И в то время, как многие компании застрахованы, одна страховая фирма была достаточно глупа для того, чтобы взять на себя почти невероятную сумму риска».
Дэвис: «AIG».
Уилкинсон: «И вы будете работать на «AIG»».
Дэвис: «И когда они спрашивают меня, почему мы сделали это?»
Уилкинсон: «Платежи».

слишком крут для неудачи

Кашкари: «Сотни миллионов в страховках».
Полсон: «AIG полагал, что рынок жилья будет просто продолжать идти вверх. Но затем происходит неожиданное».
Уилкинсон: «Цены на жилье идут вниз».
Кашкари: «Бедняга, который купил дом своей мечты. Его платежи растут. Он банкрот».
Полсон: «AIG должен погасить свопы, все из них, во всём мире в один миг».
Кашкари: «AIG не может платить. AIG банкрот. Каждый банк, который обратится к ним, вызовет огромные потери в один день. А потом все они станут банкротами».
Дэвис: «Вся финансовая система ?! … И что я скажу, когда меня спросят, почему AIG не регулировался все это время?»
Полсон: «Никто не хотел. Мы делали слишком много денег».
Уилкинсон: «Вы будете говорить это общественности»
, — в этой цитате отражена одна простая истина. В ней показывают на пальцах, как возникнет кризис, как он поработит простого обывателя, как это отразится на крупной компании, на биржевике, на владельце брокерской конторы, на AIG — а значит, и на всей мировой экономике. Если бы Полсон не принял экстренных мер, которые на короткое время стабилизировали рынок ценных бумаг, то последствия падения AIG были бы гораздо серьезнее, чем мировой финансовый кризис в том виде, в котором застали его мы. Проблема возникновения кризиса у AIG точно такая же, как и у Barings в свое время – отсутствие регулятивных мер со стороны государства и руководства. Это позволяло делать хорошую статистику и зарабатывать большие деньги, однако в то же время это привело к большой дыре в тот момент, когда рынок недвижимости начал свое падение из-за факторов перепроизводства.

Бернаке: «Возникшую ситуацию необходимо решать, причём делать это законными методами. Это и есть основа демократии. Мы не можем управлять банками из-за кулис. Мы должны найти путь, который поможет вылечить всю существующую финансовую систему, иначе она умрет…», — до этого действия ФРС по отношению к компаниям были не совсем законными или теневыми, и каждое подобное действие становилось огромным стрессом для рынка, в т.ч. и форекс. Понимая, что иногда нужно пренебречь заработком денег, руководство ФРС искало путь легального и безболезненного как для рынка, так и для государства, исправления возникшей проблемы. Если внимательно посмотреть на скачки акции многих компаний в то время, то можно говорить о том, что решение было найдено, несмотря на общее падение экономики всего мира, скачки были нейтрализованы, а значит и риск дестабилизации всего мира был уменьшен до нуля.

слишком крут для неудачи

Венди: «Вы не можете взвалить всё на свои плечи».
Полсон: «Мы пробуем всё, что можем».
Венди: «Тогда продолжайте пробовать, рано или поздно что-нибудь сработает»
, – здесь все просто: если бы финансисты США не предпринимали решительных действий и пустили все на самотек, то капитализму пришел бы конец.

Гайтнер: «Мы должны сделать что-то сегодня».
Полсон: «Что?»
Гайтнер: «Рынкам не нравится инвестиционные банки, верно? Деньги плюют на всю бизнес-модель».
Полсон: «Допустим, и?»
Гайтнер: «Нужно объединить их с коммерческими банками, превратить их в обычные банки, регулируемые ФРС. Они могут использовать деньги вкладчиков. Это даст им доступ к дисконтному окну. Это дешевые деньги из госказны».
Полсон: «Вы хотите сделать их больше?»
Гайтнер: «Это компромисс, Хэнк. Достоинством является их стабилизация. Недостатком является … да, они будут действительно большими»
, — такой ход являлся очень хорошим с одной стороны, однако в случае возникновения кризиса в дальнейшем, урегулирование ситуации стало бы невозможным. Так, с точки зрения трейдера, такую ситуацию можно назвать «тактической поддержкой с большими стратегическими недостатками».

Смотрите: «Оливер Стоун. Уолл-стрит, 1987.»

Ведь, если банки стали бы больше, правительство не смогло бы закрыть глаза на их падение и было бы вынуждено вмешиваться каждый раз, когда один из банков собирался объявить себя банкротом. С другой стороны, это бы позволило ликвидировать токсичность активов. Впрочем, в случае, если бы ситуация с финансовым пузырем вновь повторилась, то денег всего госрезерва не хватило бы для того, чтобы прикрыть даже один банк. Также существовала опасность того, что банки могут превысить объем финансов государства. Это бы вызвало политический апокалипсис. Страной бы управляли корпорации, а не политики, что убило бы рыночную систему, в том числе и форекс. Как бы фантастически не звучали эти утверждения, однако некоторые финансовые аналитики придерживались именно этой ветви развития кризиса на тот момент.

слишком крут для неудачи

Дэвис: «Вы хотите, чтобы они подписали закон размером в три страницы ?!»
Джестер: «Посмотрите, ребята, покупка проблемных активов будет кошмаром. Никто не знает, что стоят эти акции. Это решит проблему. Банки — банкроты уже сейчас!»
Полсон: «Так что же нам делать?»
Джестер: «Вы хотите разморозить кредитование, верно? Вы хотите, чтобы банки продолжали кредитовать людей?»
Полсон: «Да».
Джестер: «Тогда нужно им дать деньги для того, чтобы они могли кредитовать людей».
Полсон: «Вливания капитала?»
Кашкари: «Дэн, давай».
Уилкинсон: «Я не могу поверить, что ты таки это сказал».
Джестер: «Я не говорю национализировать банки. Я говорю изолировать те, которые действительно в беде, и стабилизировать их».
Уилкинсон: «Это не по-американски».
Дэвис: «Республиканцы вскипят».
Полсон: «Вы делаете правительство акционером. Что мы скажем им, как управлять собой? Что покупать и продавать?»
Уилкинсон: «Запустите их, как почтовое отделение?»
Джестер: «Мы делаем это временно. Мы акционеры без права голоса».
Уилкинсон: «Вы не можете просто передать банкам огромные груды наличных денег. Никто не собирается идти на это. Для республиканцев это национализация. Для демократов это спасение. И банки не пойдут под откос»
, – это был один из выходов, который в дальнейшем получил название «План Полсона». К сожалению, он провалился по политическим причинам. Государство не хотело брать на себя ответственность за действия руководителей банков. Плюс ко всему, для банков все еще оставалась угроза поглощения США. Несмотря ни на что, это – единственное, что могло спасти их в тот момент. В конечном итоге, слегка отредактированный закон был принят для того, чтобы банки смогли получить капитал для регуляции своих токсичных активов.

слишком крут для неудачи

Бернанке: «Я посвятил всю свою академическую карьеру изучению Великой Депрессии. Депрессия, возможно, началась из-за обвала фондового рынка, но то, что привело в общую экономику настоящую катастрофу – это невозможность кредитования, рядовые граждане были не в состоянии занять деньги, чтобы сделать что-нибудь, чтобы купить дом, начать бизнес, запастись едой. Кредит имеет возможность построить современную экономику, но отсутствие кредита имеет право уничтожить её быстро и навсегда. Если мы не будем действовать смело и немедленно, мы столкнемся с депрессией 1930-х годов еще раз, только на этот раз все будет гораздо, гораздо хуже. Если мы не сделаем это сейчас, у нас не будет своей экономики в понедельник», — очередной конфликт политических, этических и экономических факторов. Итогом действий по деприватизации банков могло стать фактическое разрушение капитализма и возвращение к социализму. Де-юре все оставалось бы на своих местах. Де-факто капитализм бы не существовал. Однако решительные действия в правильном ключе избавили США от этих проблем. Возможность стать акционером банка без права голоса позволила восстановить кредитную систему и в значительной мере смягчить мировой финансовый кризис. Если бы кредитование рухнуло, форекс бы тоже перестал существовать, так как все глобальные операции, формирующие рынок и тренды, часто формируются с использованием кредитного плеча.

Полсон: «Уоррен, это Хэнк. Мне жаль. Уже поздно. Я вас разбудил?»
Уоррен Баффет: «… Нет, я не спал».
Полсон: «Могу ли я забрать ваш мозг на минуту?»
Уоррен Баффет: «Конечно. В чем проблема?»
Полсон: «Как вы заставите здоровый банк принять инъекцию капитала?»
— обращение к Уоррену Баффету как к одному из крупнейших частных инвесторов за консультацией являлось самым рациональным решением. В виду того, что США не могли сделать инъекции капитала на национальном и конституционном уровне, они решили привлечь крупного инвестора для того, чтобы провернуть принудительное финансовое вливание при помощи механизмов рынка. Уоррен Баффет, как человек, который имеет большое влияние на рынок, мог предоставить инструменты и возможности управления частным финансовым учреждениям типа банк.

слишком крут для неудачи

Полсон: «Мы даем вам деньги. Вы одалживаете их банкам. Это будет способно разморозить кредитование, стабилизировать банки, восстановить доверие. Всё станет хорошо с большим капиталом в системе. И именно поэтому все девять из вас будут участвовать в программе», — это тот способ, который и стал решением при помощи мозга Уоррена Баффета. Де-факто Уоррен Баффет является стопором Мирового финансового кризиса. Без его идей было бы невозможно вливание капитала в банки, не национализируя их.

Дэвис: «Может быть, мы просто усилим ограничения и будем следить за тем, как они тратят деньги на что-то, чтобы избавится от кризиса?»
Полсон: «Наложите больше ограничений на вливание, и они не примут его».
Уилкинсон: «Они слишком большие».
Дэвис: «Они почти убили американскую экономику, как мы знаем, но мы не можем наложить ограничения на трату 125 млрд $ и мы не можем ничего поделать, потому что они просто не возьмут деньги?»
, – несмотря на всю сложившуюся ситуацию, банки понимали, что государство находится в безвыходном положении, и это был первый шаг в сторону корпоратизации Америки. Если бы кризис продолжал давить и вливание 125 миллиардов долларов не способно было бы локализовать кризис, то государство должно было бы вливать еще больше капитала, и в какой-то момент руководство каждого отдельного банка имело бы больше влияния, чем США. Однако это был единственный выход из кризиса.

Смотрите: «Уолл-Стрит: Деньги не спят.»

Директора крупнейших банков видели эту ситуацию и поэтому настаивали на автономии вложенного в них капитала. США, для того чтобы избежать корпоратизации, могли осуществлять тотальный контроль над действиями банков, что прикрыло бы большую часть черных доходов самих банков и ослабило бы их систему. Поэтому всё, что происходило, происходило только благодаря взаимному доверию и надежде на лучшее. Так, банки извлекли выгоду из безвыходного положения страны. Это позволило в значительной мере укрепить свои позиции крупнейшим банкам мира.

слишком крут для неудачи

И далее — Бернанке: «Я, конечно, надеюсь, что они …»
Полсон: «Что?»
Бернанке: «Я надеюсь, что они используют деньги, как мы просим их … Они будут кредитовать, не так ли?»
Полсон: «… Конечно, они будут. Конечно, они будут …»
, – логическое продолжение предыдущей цитаты.

Итог.

«Мы даем вам деньги. Вы одалживаете их банкам. Это будет способно разморозить кредитование, стабилизировать банки, восстановить доверие. Все станет хорошо с большим капиталом в системе. И именно поэтому все девять из вас будут участвовать в программе».
Слишком крут для неудачи, 2011

Несмотря на то, что события кинопроизведения «Слишком крут для неудачи» разворачиваются всего в течение двух часов экранного времени, фильм является самым фундаментальным произведением как про биржевой мир, так и про мировую экономику в целом. Всё это произошло из-за того, что лента была основана на реальных событиях и полностью посвящена им. Для обычного трейдера важно понимать все экономические взаимосвязи, которые регулируют курс акций и поведение рынка. Именно в кризисных условиях вскрываются все тайные связки, регулирующие рынок. Ни один трейдер, который в это время пытался развернуть рынок, был не в состоянии это сделать, как и поднять экономику. Все находилось на более высоком уровне. При этом такую ситуацию можно сравнить с приобретением контрольного пакета акций множества компаний без права голоса. Именно это и сделали США. Они выкупили контрольные пакеты акций для того, чтобы банки, получив дополнительное инвестирование, справились со своими проблемами. Из-за того что активы все это время находились в свободном доступе, банки имели возможность выкупить самих себя и снова стать независимыми.

Важно понимать, что действия трейдера точно так же влияют на рынок и компании, с которыми работает трейдер. Единственная разница между обычным днем трейдера и способами решения мирового финансового кризиса – это размер инвестиций.

слишком крут для неудачи

Несмотря на то, что фильм очень динамичный, он достаточно тяжело воспринимается обыкновенным зрителем. Энтузиазм полностью пропадает к середине фильма. Даже неплохая игра актеров не спасает ситуацию, так как весь фильм сосредоточен на разговорах с обильным применением профессиональной лексики. Ситуацию скрашивает Дик Фулд, внося элементы хаоса в структуру картины.

Смотрите: Фильм Аферист (Rogue trader).

Картина охватывает абсолютно все аспекты мировой экономики, не обходя ни одну из сфер. Каждое из звеньев важно в формировании макроэкономики страны или микроэкономики предприятия, и трейдинг играет далеко не последнюю роль в регуляции экономики финансовых структур.

Форекс же является одним из самых мощных регуляторов экономики, так как покупая и продавая валюту, трейдеры работают с инвестициями в государства.

Автор: Валерий Крыжановский.

X
X
X
X

обновления

комментарии

Наверх